f ok v in t y        Версия для слабовидящих

   Без возрастных ограничений

Эх, гонорар, гонорар…

Я знаю молодого человека, живущего с женой и ребенком на однокомнатной квартире, с неплохим стажем журналиста в телевидении, в радио и, наконец, в газете, который недавно ушел с работы из-за маленькой зарплаты. Будучи ответственным секретарем республиканской национальной газеты, он получал всего 20 тысяч рублей и 10 из них отдавал за квартиру.

08 авг 2017 0 комментарий   Гаджимурад Раджабов

Знаю еще одного молодого человека с женой и ребенком, с дипломом журналиста по специальности «телеведущий», который ни дня не работал в телестудии тоже из-за маленькой зарплаты. Когда устраивался на работу, ему сказали, что он будет получать 8,5 тысяч рублей. 

Знаю, что корреспондент республиканской газеты в Дагестане получает 15 тысяч рублей.

А гонорары? Просто стыдно ходить в редакцию за гонораром: они до смешного малы. Не потому ли некоторые авторы и не заикаются о них?

Недавно был на семинарах Валерия Коровина, журналиста из Москвы, в Национальной библиотеке имени Р. Гамзатова. Спросил у него, почему у нас в Дагестане у журналистов зарплата такая маленькая. Для сравнения привел примеры из статьи в Интернете. Вот они: во Владивостоке репортер получает 43 тысячи рублей, в Хабаровске – 42, в Казани – 39, 9 ,  в Сочи – 36,  в Санкт-Петербурге – 35,3, в Оренбурге – 35,2, в Ярославле – 31,9, во Владимире – 31 тысячу. «Средняя заработная плата репортеров в России,- сказано в той же статье, – 23950 рублей». «Так почему же у нас в Дагестане корреспондент республиканской газеты получает всего лишь 15 тысяч рублей?», - спрашиваю я у члена Общественной палаты России.

Он ответил, и я понял из его слов, что спроса нет на нашу информацию: наши газеты не читают, потому и зарплата маленькая. Мне показалось, что дали исчерпывающий ответ, и я все удивлялся: почему это я сам не догадался.

После семинара ко мне подошла женщина-корреспондент из другой национальной газеты и спросила, каковы гонорары в нашей газете. Я сказал, что не знаю и только предположил, что они очень маленькие. Потом она мне сказала, что за полосу в их газете дают всего лишь 180-200 рублей. «Стоит ли писать при таких гонорарах?!»,- все возмущалась она.

Всю дорогу домой я думал об ответе московского политолога: «Неужели во Владивостоке или в Казани больше нашего читают?». И еще подумал я: «Наверное, потому так малы наши зарплаты, что у нас газеты выходят на многих национальных языках. На всех журналистов денег не напасешься». Тогда зачем твердят нам о сохранении языков народов Дагестана? Даже объявили День национальных языков. Здесь что-то одно с другим не сходится.

Помнится мне: напишет ученик пятого класса в районную газету заметку о том, как в их классе провели урок общественно полезного труда по благоустройству школьного двора – через неделю или две он получает по почте гонорар около рубля. Не деревянного, а золотого советского рубля.

Или написал солдат срочной службы в армейскую газету о том, «как служится» и «с кем дружится» в родной воинской части – получай месячную зарплату командира отделения. Корреспондент газеты «Замана» Магомед Рабаданов во время службы в армии (1978-1980гг) печатался в армейской газете Закавказского военного округа и получал, по его словам, хорошие гонорары.

Знаете ли вы, дорогие мои читатели, какие были зарплаты и гонорары писателей в царской России? Нет? А я знаю: выписал из статей в Интернете.

Нам часто рассказывают, что А. С. Пушкин жил бедно, ему не хватало денег, и он оставил после себя огромные долги. Может быть, это отчасти и верно, но жил он не бедно. Работая в Коллегии иностранных дел, Александр Сергеевич получал 5000 рублей в год. Это по тем временам были большие деньги. Имение Михайловское и 200 крестьянских душ приносили ему еще 3000 рублей.

А вот каковы были его гонорары. В 1824 году первое издание «Бахчисарайского фонтана» принесло ему 3000 рублей. За второе издание «Руслана и Людмилы» в 1828 году он получил гонорар в 7000 рублей. А за роман «Евгений Онегин» он получил астрономическую по тем временам сумму – 12000 рублей. В то время шикарный обед в ресторане с осетриной и икрой стоил не больше рубля. Да, верно то, что поэт сам много тратил, и еще больше тратила его жена Наталья Николаевна с балами и приемами. Вот потому и не хватало.

Гонорары ведущих авторов России составляли по рублю за строку, когда живой гусь стоил один рубль, утка – 80 копеек, два цыпленка – 50 копеек. А губернатор крупного региона получал 650-700 рублей в месяц, а зарплата чиновников среднего класса была не более ста рублей.

Некоторые издатели скупали права на все произведения автора, предварительно заплатив хорошие деньги. Питерский издатель Адольф Маркс приобрел все права на издание книг А. П. Чехова и заплатил за это 75 тысяч рублей. И сами издатели получали огромную прибыль. В то время ежемесячная зарплата редакторов ведущих изданий составляла 300-400 рублей.

Хорошо жил на свои гонорары, и пролетарский писатель Максим Горький. Отдыхал на Капри, содержал жену с сыном, а также любовницу, материально поддерживал различные партии и движения.

Во второй половине XIX века самыми высокооплачиваемыми писателями были Гончаров и Тургенев. И Достоевский получал вполне прилично, что позволяло ему колесить по Европе, играть в казино.

В советское время самые большие гонорары получали С. Есенин и В. Маяковский. В одном из своих стихотворений Маяковский пишет, что «кроме свежевымытой рубашки, скажу по совести, ничего мне не надо». Писать можно все что угодно, когда ты считаешься официальным миллионером и ездишь на иномарках (Маяковский таким и считался). Еще Маяковский много путешествовал, семь или восемь раз бывал в Европе, ездил в Америку, как сам он говорит «не удивляться, а удивлять». Содержал семью Бриков.

По некоторым стихам можно подумать, что и Есенин небогато жил. Вот что он пишет в стихотворении «Письмо от матери» :    

                                                                                                 

В тебе надежды наши не сбились,

И на душе с того больней и горше,

Что у отца была напрасной мысль,

Чтоб за стихи ты денег брал побольше.

 

Хоть сколько б ты ни брал,

Ты не пошлешь их в дом,

И потому так горько речи льются,

Знаю я на опыте твоем:

Поэтам деньги не даются.

 

Обратите внимание на последний стих: «Поэтам деньги не даются». Это же выдуманный литературный образ «бедного поэта». В жизни было все по-другому. Есенин после свадьбы с Айседорой Дункан полгода развлекался на лучших курортах Европы, ездил в США. А все траты покрыл гонорар за сборник стихов.

А Демьян Бедный, «мужик вредный»? Разве он был бедным? В ранние годы Советской власти был высоко востребован. Его осыпали почестями. При советском строе он стал придворным поэтом. Кстати, и его настоящая фамилия была Придворов. Да, Придворов Ефим Алексеевич. Наверное, ему на роду было написано быть придворным поэтом. Жил в Кремле. За руку здоровался с вождями. В первое советское десятилетие общий тираж его книг превышал два миллиона. Плюс листовки и плакаты со стихами.

Правда, в последние годы жизни бедствовал. Его почти не издавали. Говорили, за связи с Троцким или за что-то еще.

В более поздние времена, после образования Союза писателей СССР, кроме гонораров, твердых расценок, писатели пользовались массой преимуществ, которых не было при царском режиме. Это льготы по квартплате, получение квартиры вне очереди, повышенная пенсия, возможность отдыхать и творить в многочисленных домах творчества, в лучших курортных местах СССР.

За одну книгу писатель получал несколько годовых зарплат обычного советского человека. От перевода на один из языков СССР – еще дополнительно 60% выплаченного за первое издание, если на иностранный язык – 30% от первого гонорара.

Еще писатели делали из книг сценарии. Средний сценарий стоил 5000 рублей. В то время — это цена «Жигулей». Владимир Войнович свои же повести переделывал в пьесы. Его месячный гонорар превышал 30000 рублей!

И еще в советское время государство стимулировало интеллектуальный писательский труд. Маститые литераторы, а иногда довольно посредственные, получали порой фантастические деньги. Например, Анатолий Софронов, главный редактор журнала «Огонек», получил за собрание сочинений в шести томах более 200000 рублей. С ума можно сойти: это же 40 «Жигулей»!  Сейчас никто его не читает. Да и тогда не читали. Иначе бы мне Сулейман Рабаданов не подарил именно тот  шеститомник: до книг он жаден был. И я его любому даром отдам.

И для рядовых писателей были гарантированы твердые, очень хорошие заработки. За стихи и пьесы платили по два рубля за строку. Еще авторские, доплаты за тираж и т. д.

Рухнул «великий, могучий» всем империалистам на радость. «Девяносто девять процентов писателей впали в нищету,- говорится в одной из тех статей, откуда я всю эту информацию взял. - Но тот оставшийся один процент стал получать еще большие гонорары. Но и они несопоставимы с гонорарами писателей на Западе».

Я не скажу, что эта информация из жизни русских писателей неоспоримая истина. Как говорится, за сколько купил, за столько и продаю, лишь немного эмоционально приукрасив.

Не так давно один большой человек на жалобы учителей из-за маленькой зарплаты сказал, что «учитель — это призвание, а не работа» и посоветовал им идти на рынок и торговать, если хотят деньги заработать. Потому, наверное, с тех пор на базарах часто встречаешь бывших учителей. Быть поэтом, писателем и журналистом – это тоже призвание. И не меньшее, чем быть учителем. Может быть, и нам пора приобрести торговые точки и торговать. А на какие шиши?

P.S: На днях прочитал в детской газете «Орленок-Дагестан» № 21 за 2017 год объявление, в котором редакция просит авторов опубликованного в журнале материала зайти в редакцию за гонораром. В объявлении названы имена и фамилии 18 авторов, не получивших гонорары.

Так почему же в некоторых государственных изданиях Дагестана не оплачивается материал, как они говорят, «стороннего автора»?

 

Похожие материалы (по тегу)

Оставить комментарий

Последние комментарии

Новостные оповещения

Получайте новостные оповещения!

  • о чрезвычайных происшествиях
  • о политических новостях
  • о общественных новостях
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru