f ok v in t y        Версия для слабовидящих

   Без возрастных ограничений

Далгат Башир Керимович

Башир Керимович Далгат (5 октября 1870УрахиДагестанская область — 1934) — российский учёный кавказовед,этнографэтнологправовед и юрист, общественный деятель, просветитель. Занимался изучением обычного права, родового строя, первобытной религии, фольклором народов Северного Кавказа.

09 окт 2017 0 комментарий
(0 голосов)
 
  • размер шрифта


НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Формирование ученого проходило под непосредственным влиянием представителей российской академической науки:В. Ф. МиллераМ. М. Ковалевского, Н. Н. Харузина, Э. Ю. ПетриД. Н. Анучина и др.

Далгат — действительный член Императорского Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, Русского антропологического общества Санкт-Петербургского университета, Императорского Русского географического общества, Юридического общества при Санкт-Петербургском университете.

Подготовил в соответствии с различными Программами этнографических исследований того времени ряд научных трудов: «Обычное право даргинцев в прошлом», «Первобытная религия чеченцев и ингушей», «Материалы по обычному праву ингушей», «Родовой быт у чеченцев и ингушей», «Обычное право и родовой быт народов Дагестана» и др.

Первый научный труд, «Обычное право даргинцев», Башир Далгат подготовил ещё в 17 лет, когда был учеником старших классов классической Ставропольской гимназии. Позднее он с отличием закончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета.

В 1888 году Б.Далгат записал на урахинском и цудахарском диалектах даргинского языка 12 песен цудахарцев. Тексты были опубликованы уче­ным 1892 году в оригинале и в русском переводе. Эти записи Далгата упоминаются в трудах знаменитого лингвиста Н. С. Трубецкого.

 

БИОГРАФИЯ

Башир Керимович Далгат — просветитель, учёный в области обычного права, этнологии, этнографии, фольклора народов Кавказа, общественный деятель, юрист-правовед — родился 5 ноября 1870 года в селении Урахи Даргинского округа Дагестана. Его отец был по происхождению узденем, избирался кадием (судьёй) села, но погиб в результате кровной мести. Башира на попечение взял дядя, статский советник Магомед Далгат, медик, учившийся в Швейцарии и Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге, бывший членом Государственной Думы IV созывов от Закатальского округа и от Дагестанской области. Он определил племянника в Ставропольскую классическую гимназию, на специальный пансион для детей-горцев.
Уже здесь проявились его способности: все время он был одним из первых учеников, при этом выделялся как филолог (в семинаре Л.Г. Лопатинского) и как математик. Будучи гимназистом, Б. К. Далгат летом 1886 г. встретился в Нальчике и подружился с членом Московской этнографической экспедиции (возглавлявшейся профессором В. Ф. Миллером) студентом-этнографом Николаем Харузиным (впоследствии профессором этнографии Московского университета), который оказал значительное влияние на его научную деятельность. В 1887 г., ещё будучи учеником седьмого класса Ставропольской гимназии, Б. Далгат (с помощью родственников Али-бека, Абдул-Маджида, а также знакомых) записывает в селении Урахи Даргинского округа материалы по обычному праву даргинцев (по программе для сбора сведений о юридических обычаях Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии). Эту работу (рукопись содержала около 200 страниц) он посылает в Отдел этнографии Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии в Москве и получает одобрение: «Ваша работа по этнографии Кавказа… найдена весьма обстоятельною и интересною, вследствие чего Отдел просит Вас продолжать исследования». Для поощрения трудов Б. Далгата Отдел посылает ему 35 рублей. Письмо от 5 апреля 1888 г., выдержку из которого мы привели, подписано председателем Этнографического отдела, вице-президентом Общества профессором В. Ф. Миллером. Работу Б. К. Далгата «Обычное право даргинцев в прошлом» (к сожалению, пока не опубликованную) активно использовал проф. М. М. Ковалевский, ссылаясь на неё неоднократно в своем труде «Закон и обычай на Кавказе».
Б. Далгат был человеком с качествами, позволившими ему стать одним из образованных людей своего времени. В 1887—1888 гг. Б. Далгат, впервые применив на практике для записи этнографического материала алфавит П. К. Услара, записывает в ауле Урахи даргинский фольклор, в том числе и песни своего близкого родственника, прославленного певца, поэта-лирика О. Батырая, бывшего родным братом его деда по линии матери, тоже ученого-арабиста, кадия Сулейман Омар-оглы. В 1888 г. Б. Далгат записывает на урахинском и цудахарском диалектах даргинского языка 12 цудахарских песен, высокопоэтичных народных лиро-эпических и героических баллад у знаменитого народного певца и поэта Хаджи. Они исполнялись не только цудахарцами, но и аварцами на аварском языке. «Двенадцать цудахарских песен» в оригинале и в переводе на русский язык (подстрочном и литературно-адекватном) были опубликованы Б. Далгатом с обстоятельной лингвистической и фольклористической статьей в 1892 г. в «Сборнике материалов для описания местностей и племен Кавказа». В переводе даргинской песенной поэзии с оригинала на русский язык Б. Далгат проявил и свои недюжинные поэтические способности. Благодаря высоким филологическим, фольклористическим, лингвистическим, текстологическим достоинствам эта публикация (в ней более 100 печатных страниц) получила заслуженное признание в науке как классическая. На неё ссылался А. Н. Веселовский, она упомянута в списке литературы по Кавказу, подготовленном для Л. Н. Толстого, не раз упоминается в трудах знаменитого лингвиста Н. Трубецкого и др.
По окончании гимназии Б. К. Далгат в 1889 г. поступил сначала на физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета (где учился весьма успешно), но со второго курса перешел на юридический факультет того же университета, где за отличные успехи и в связи с недостаточной материальной обеспеченностью получал так называемую «горскую» стипендию. Б. Далгат в совершенстве знал латынь, греческий и французский языки, читал и выступал на этих языках. Помимо родного даргинского он знал и другие дагестанские языки, в частности кумыкскийлезгинский. Весьма прилично играл на скрипке, участвовал в музыкальном кружке студентов-любителей музыки при Санкт-Петербургском университете. И вообще он глубоко понимал и любил классическую русскую и западную музыку. Будучи студентом, Башир Далгат совершил не одну экспедицию и экскурсию по Кавказу, собирая фольклорный и этнографический материал.
Дальнейшая деятельность Б. К. Далгата как этнографа-кавказоведа и фольклориста проходила в тесном сотрудничестве с крупными русскими ученымиМ. М. КовалевскимВ. Ф. МиллеромН. Н. ХарузинымН. С. ТрубецкимД. Н. АнучинымВ.И. Ламанским и др. Б. Далгат как учёный придерживался сравнительно-исторического метода.
Б. К. Далгат в предреволюционное время активно участвовал в различных научных обществах, существовавших в Санкт-Петербурге, Москве и на Северном Кавказе. Членство в научных обществах котировалось очень высоко и расценивалось как явление общественно-научного признания. В 1892 и 1900 гг. он был избран членом-сотрудником Императорского общества любителей естествознания, антропология и этнографии при Московском университете, председателем которого былВ. Ф. Миллер. Б. Далгат неоднократно читал свои сообщения по этнографии кавказских горцев. В 1899 г. Б. Далгат был избран членом-сотрудником этого Общества, где имел возможность общаться с лучшими представителями русской науки. Б. Далгат стал одним из главных членов-учредителей «Общества, кавказских горцев в Санкт-Петербурге», созданном в 1890 г. К обсуждению Устава Общества, утверждённому 11 января 1894 г., имели прямое отношение представители разных народов Кавказа: Т. АлхазовС. КурумовИ. КундуховМ. БерсановА. Галаджев3. ТемирхановБ. СултановВ. ЭмировТ. ТхостовИ. ЦаликовДзалоевА. Гасанов и осетинский поэт Коста Хетагуров. Но составил и написал текст Устава Б. К. Далгат. Главной целью Общества кавказских горцев помимо материальной поддержки учащихся была «совместная подготовка членов Общества к общественной деятельности на Кавказе», для выполнения «нужд и потребностей горцев Кавказа» не только «материальных, экономических», но и «духовных или культурно-социальных». Живя во Владикавказе, Б. Далгат был активным членом совета Общества по распространению образования и технических сведений среди горцев Терской области, членом Терского областного статистического комитета, Совета Горного общества и одновременно членом Императорского географического общества.
В 1893 г. Б. Далгат публикует в «Терском сборнике» (вып. 3, кн, 2) этнографический очерк «Первобытная религия чеченцев» (сокращенный вариант его большой работы). В 1896 г. выходит очерк «Поездка к Чегемским ледникам Центрального Кавказа» — в газете «Казбек» и отдельной брошюрой. В 1901 г. в «Этнографическом обозрении» (вып. 4) он при содействии академика В. Ф. Миллера публикует работу «Страничка из Северо-Кавказского богатырского эпоса — ингушские и чеченские сказания о нартах, великанах и героях, записанные со слов стариков-ингушей в 1892 г.».
Б. Далгат был самозабвенным любителем-туристом: он неоднократно бывал в горах и на ледниках Кавказа и совершил в период с 1908 по 1914 г. ряд восхождений на Казбек и Эльбрус и даже в 1911 г. экипировал за свой счет экспедицию на Эльбрус. При этом о всех своих наблюдениях он делал сообщения и доклады в различных научных обществах (о географии и природе Кавказа, геологическом строении гор, о малоизученных в то время ледниках и т. п.).
После установления советской власти, когда Терская область была объявлена Советской Автономной республикой в составе Российской Федерации (4 марта 1918 г.), Б. Далгат был избран Ингушским народным советом членом Владикавказского окружного народного суда. В начале 1920 г. стал заведовать отделом юстиции в Назраньском окружном революционном комитете. В ноябре 1920 г. Б. Далгат был командирован представителем Реввоенсовета и Промбюро Юго-Востока России в Дагестан для восстановления Хпекского ртутного рудника, который и восстановил, самоотверженно работая в труднейших условиях, прожив в глухом ауле и терпя всяческие лишения полтора года. По окончании этой работы Б. Далгат осенью 1922 г. был назначен юрисконсультом Дагестанского центрального исполнительного комитета Совнаркома и Экономического совета. Затем был назначен заведующим отделом законодательных предположений Народного комиссариата юстиции и с 20 ноября 1922 г. до 1 мая 1927 г. (около 5 лет) работал для ЦИК и Совнаркома ДАССР.
Активное участие в государственной и общественной жизни республики не мешает Б. Далгату продолжать и научную работу. Путём тщательной лингво-аналитической работы, сравнения алфавитов арабского, русского, латинского, П. Услара, дополнительных включений необходимых звукобукв, фонем даргинского языка он составляет проект «Нового латинского алфавита для даргинского языка», взятый за основу тогдашней реформы письменности.
Будучи сотрудником Дагестанского научно-исследовательского института национальной культуры, Б. Далгат выступает на различных научных конференциях с имеющими научными докладами и сообщениями, например такими, как «Об обычном праве дагестанцев», «Изучение обычного права горцев Кавказа и, в частности, Дагестана в условиях советского строительства», «О горских съездах и образованных правительствах» и т. д. Продолжает он и работу по записи дагестанского фольклора. Б. Далгат подготовил к печати свои работы по обычному праву даргинцев, обычному праву и родовому строю народов Дагестана, сборник даргинского фольклора («Даргинские песни и сказки»), которые, к сожалению, не были опубликованы и хранятся в Рукописном фонде Дагестанского НИИ языка и литературы (ДАГНИЯЛ) им. Г. Цадаса.
За научные заслуги Б. Далгат избирается член-корреспондентом Северо-Кавказского краевого научно-исследовательского института, Ингушского научно-исследовательского института. В «Известиях» первого из них в 1930 г. в г. Владикавказе выходит работа Б. Далгата — «Материалы по обычному праву ингушей». По своей научной обстоятельности и общественной значимости эта работа представляет исторический документ эпохи из жизни обозреваемого им народа. А в 1934 г. в «Известиях» Ингушского научно-исследовательского института выходит в несколько сокращенном варианте историко-этнографический труд Б. Далгата «Родовой быт чеченцев и ингушей в прошлом».
Б. Далгат был женат дважды: на русской москвичке, выпускнице Высших московских курсов О. И. Кокуриной, рано ушедшей из жизни, и на полячке-варшавянке Е. А. Майстеркевич, от которой имел двух дочерей и которая пережила его на 44 года.
Б. К. Далгат умер в 1934 г. в возрасте 63 лет, в расцвете творческих сил в связи с тяжелым заболеванием. Похоронен в г. Махачкала. Он любил свою родину, под которой понимал и Дагестан, и Россию, никогда не покидал её и верен был ей душой и сердцем, самоотверженно работая на её благо.
(по материалам: Далгат Б. К. Первобытная религия чеченцев и ингушей. М., 2004).

 

ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Башир Далгат сотрудничал в газетах «Терек», «Казбек», «Север­ный Кавказ», «Русская жизнь» и других. Был ак­тивным членом общества по распространению образования и техни­ческих сведений среди горцев Терской области, политического обще­ства Терского комитета на Северном Кавказе (Владикавказе), имевших главной целью внедрение просвещения и культуры на Кавказе.

После падения монархии и с февральско-мартовской буржуазно -демократической революции, входил в состав, чл. ЦК Союза объединённых горцев Северного Кавказа и Дагестана. Представлял интересы Вр. Даг. Исполкома при ЦК Союза во Владикавказе. Вскоре после Октябрьской революции был назначен на пост члена Владикавказского окружного народного суда, затем стал заведовать юстицией в Назрановском окружном ревкоме. В 1920 году, по ходатайству Совнаркома ДССР, Б. Далгат был командирован в Дагестан для руководства изыскательскими работами по восстановления Хлекского ртутного рудника. Осенью 1922 года Б. Далгат возглавляет Комиссию по узаконению при аппарате ДЦИКа и Совнаркоме Дагестана. Здесь он работал до 1928 года и внес свою лепту в составление законопроек­тов, входил в состав многих комиссий, принял участие в подготовке проекта Кон­ституции ДССР.

Умер в 1934 году в возрасте 64 лет. Похоронен в Махачкале.

ЛИТЕРАТУРА

  • Далгат Б. К. Двенадцать цудахарских песен // СМОМПК. — Тифлис, 1892. — Вып. XIV.
  • Далгат Б. К. Первобытная религия чеченцев // ТС. — Владикавказ, 1893. — Вып. III, кн. II.
  • Далгат Б. К. Поездка к Чегемским ледникам Центрального Кавказа. — Владикавказ, 1896.
  • Далгат Б. К. Страничка из Северо-Кавказского богатырского эпоса: Ингушско-чеченские сказания о нартах, великанах, людоедах и героях, записанные со слов стариков-ингушей в 1892 // ЭО. — М., 1901. — Кн. 1.
  • Далгат Б. К. Родовой быт чеченцев и ингушей: (Отрывки) // Весь Кавказ. Далгат Б. К. Материалы по обычному праву ингушей // Известия Северо-Кавказского краевого НИИ. — Владикавказ, 1930.
  • Далгат Б. К. Родовой быт чеченцев и ингушей в прошлом // Известия Ингушского НИИ. — Владикавказ, 1934. — Вып. II.
  • Далгат Б. К. О русско-туземных школах в Терской области (по поводу предложения местного начальства распространить грамотность среди горцев) // Педагогика. — М., 2002. — № 2.

Другие материалы в этой категории: « Ахмедхан Абу-Бакар Омарла Батырай »

Оставить комментарий

Последние комментарии

Новостные оповещения

Получайте новостные оповещения!

  • о чрезвычайных происшествиях
  • о политических новостях
  • о общественных новостях
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru